Философия - итоги

на главную

Лист

Начала экономики

Перед написанием этой статьи решил взглянуть, что ведает Интернет о началах экономики, и к своему удивлению выяснил, что ничего не ведает. Практически всё, что предлагают поисковики, относится к тому, с чего следует начинать изучать экономику, а я по простоте душевной думал, что экономика это наука. Тогда взглянем, что ставят во главу угла те или иные учения. Как не удивительно, мировая экономика слеплена точно по экономической мысли древнего востока. Драть все возможные и невозможные налоги и со всех, захватывать чужие земли и богатства, а на основе этого максимально развивать армию.

Если Вы думаете, что я шучу или утрирую, то тогда обратитесь сами к первоисточнику, например, древне-индийский трактат 4 века до нашей эры «Артхашастра», и попробуйте найти хоть одно отличие. В масштабах государства там рекомендуется царю иметь множество визирей, так легче всех разводить, иначе один всё под себя подомнёт. Не кажется ли вам всё это до боли знакомым, родным и актуальным, и по сей день?

Основателем ныне классической экономики был Адам Смит, он рассмотрел, как работает рынок без вмешательства государства. Но, так как государства всегда, так или иначе, вмешиваются в экономику, его последователи были вынуждены в голую теорию постепенно вводить и реалии жизни. Маркс явился антиподом Смита и всю экономику выводил как следствие политики, где всё вертится вокруг борьбы классов. Неоклассическая экономическая теория разделила экономику на микро и макро, и далее рассматривает мотивы и механизмы, как конкретных субъектов рынка, так и сам рынок со всеми его атрибутами. Смысл этой теории, найти именно те рекомендации, чтобы и волки были сыты и овцы целы. Джон Кейнс, родоначальник кейнсианства, высказывал свои мысли, глядя на великую депрессию тридцатых годов, поэтому у него все рассуждения о том, как завоевать внешние рынки (в некотором смысле он украл авторство у древних). О монетаризме, самом по себе, говорить не будем по причине его полной безмозглости, это явная деградация мысли. Институционализм или мэйнстрим напротив решил ничего не отрицать и пошире закинуть сети, в итоге, на арену экономики наконец-то вышла идеология (прошу не путать с политэкономией).

Экономические учения древних здесь стоят особняком, с одной стороны они имеют глобальный взгляд как неоклассическая экономика, с другой стороны простота быта того времени не позволяла видеть многое из того, с чем мы сталкиваемся сейчас. А вот если начать рассмотрение от Адама Смита, то мы видим, как экономическая мысль, с каждым последующим шагом, была просто вынуждена вводить в своё рассмотрение всё новые и новые сущности. Монетаризм это чиновничья паника от безысходности, в силу своей тупости они всегда ищут простые решения, сложность мира их пугает. Сам факт паники в среде политиков и чиновников говорит о том, что все мольбы политиков не находят ответа у экономистов, а ведь им отдуваться перед своими гражданами. Кризис долгов ставит жирный крест на самой идее капитализма, а молчание экономистов убивает мечту о тихой и бескризисной жизни. Вот, по-видимому, и пришло время обратиться к разбитому корыту, может, глядя на начала, чего и поймём?

Начнём с того, что экономика возможна там, где есть человек, где нет человека там просто территория. То есть, экономика начинается с человека и результаты экономики являются лишь следствием того, каковы люди. Сравнивая экономики различных стран и народов, мы видим, что они могут сильно различаться, и здесь я предлагаю взглянуть на причины этих различий следуя взглядом от самых примитивных экономик к самым совершенным на данное время. Первое и самое важное отличие народов ведущих самый примитивный образ жизни от всех остальных заключается в их языках. Если народ оперирует языком, в котором буквально две – три тысячи слов, то он никогда не сможет овладеть современными знаниями. Откройте любой словарь терминов, и Вы увидите там тысячи терминов. Вот для примера беру с полки самый маленький, толковый математический словарь, на обложке под названием указано, что здесь только основные термины. Переворачиваю обложку и на первом же листе указано 2500 терминов, а ведь каждая область знания, а их тысячи, имеет свои толковые словари и часто это солидные книги. У маленьких народов объём языка, и его специфика определяются условиями жизни. В лингвистическом словаре приводится такой пример, в чукотском языке есть 22 названия для свежевыпавшего снега и одно для всех деревьев. А то, что наши народы севера прекрасно справляются с техникой связано с тем, что в их среде давно укоренилось двуязычие. Все бытовые дела обговариваются на родном языке, они тысячелетиями заточены под данные условия, а вот когда речь выходит за пределы быта они переходят на русский язык.

Здесь мы можем констатировать, что в начале экономики лежит язык и его способность оперировать знаниями. Но в тоже время мы видим множество стран, в которых экономика едва доросла только до самой простой переработки продукции местного сельского хозяйства. Их отличительная черта небольшие размеры и малочисленное население, но при этом есть Сингапур. Если мы взглянем на его специфику, то видно, что это довольно искусственное образование. Сингапурцы создали самые удобные условия для транснациональных компаний, а вот они уже создали такую высокотехнологическую экономику сильно ориентированную на экспорт. То есть данная экономика явилась следствием, прежде всего, внутренних социальных причин и удачных внешнеэкономических условий и это не есть личное достижение, они просто удачно сдали в аренду свои площади и свои рабочие руки. Пример Прибалтики исключительно наглядно показывает нам, как много народ может иметь, будучи частью большой страны, и как быстро он лишается всего оказавшись за её пределами.

Следующая констатация, кроме знаний значение имеет размер экономики. Но даже глядя на крупные экономики мы опять видим существенную разницу и чем больше страны, тем разнообразнее причины различий. Богатство ресурсов обязательно даёт толчок развитию добывающих отраслей, отсутствие ресурсов невольно поворачивает экономику в сторону производства конечных продуктов. Но если мы начнём сравнивать Англию и Германию, то при внешней одинаковости условий потрясающая разница явно кроется в истории и культуре этих стран. Германия зародилась как страна городов и ремесленников, поэтому она и сейчас производит всё на свете. Англия начинала свой путь как бандитский перекрёсток, отсюда тяга к завоеваниям и ставка на финансовое порабощение всех кого это только возможно. Этим объясняется, почему вся грязь, со всего мира сливается именно в Лондон и ищет там для себя укрытия. Наличие государств-бандитов создаёт нехороший эффект для всей мировой экономики. Оффшоры позволяют укрыться от налогов вороватым конторам, что обогащает Лондон, а его политика по предоставлению политического убежища стимулирует воров

всего мира красть по крупному и бежать в Англию, что опять обогащает её. В таких условиях наша попытка строить максимально открытую экономику ведёт только к развалу экономики. Процветание Китая говорит о том, что открытие экономики строго в дозированном виде более чем оправданно.

В этом месте рассуждений мы вынуждены констатировать, что в современных условиях, вне зависимости от истории и культуры открытые экономики нежизнеспособны, государства должны учитывать реалии международной обстановки. В тоже время мы видим, что экономики открываются в силу разных причин. Большинство африканских и других небольших государств открыто всем ветрам просто в силу того, что там закрывать нечего, им скорее чего-нибудь надует, чем сдует. Но если мы будем сравнивать Россию и Германию, то мы видим, что это связано с потерей суверенитета, но он теряется в силу разных причин и поэтому имеет разные следствия. Германия лишилась суверенитета по итогам второй мировой войны, её возрождение сразу шло под контролем стран победительниц и поэтому Германию сразу опутали кучей интеграционных договоров, а наши бледнолицые братья и по сей день держат там свои военные базы. В таких условиях немецкая элита возрождалась исключительно как национальная элита, и малейшее компрадорство выжигалось внутри неё просто инстинктом самосохранения. Сплочённость элиты и народа позволила эффективно отстаивать свои национальные интересы и внешне, казалось бы, открытая экономика на самом деле стала очень хитро и очень хорошо закрытой. В России по итогам развала Советского Союза к власти пришли компрадоры, и через них страна получила внешнего управляющего, которому глубоко наплевать на все наши национальные интересы, отсюда и та глубина падения всего и во всём.

Теперь мы с неизбежностью вынуждены констатировать, что в началах экономики лежит ещё единство народа. Если наличие или отсутствие предателей понятно как действует на экономику, то далее встаёт вопрос идеологии. Здесь также понятно, что предательство ведёт к крайней форме либерализма, но это как раз и есть полное отсутствие всякой идеологии, либерализм напрочь безыдеен, что в России довольно быстро заметили уже все. Те, кто ищет для России достойную идею, просто не понимают, что сначала надо избавиться от либерализма и тогда любая другая партия сможет предложить свою идеологию. Отсутствие идеологии убийственно для общества, оно начинает распадаться до атомного уровня, когда каждый человек начинает жить сам по себе, а для экономики это путь обратно к натуральному хозяйству. Если вопрос наличия идеологии жизненно важен для экономики, то тогда спрашивается, какая идеология лучше?

Примеры из истории показывают, что хороши все кроме крайностей. Фашизм, как эгоизм и нарциссизм целой нации ведёт к неадекватному восприятию действительности и потому всегда губителен. Анархизм нам демонстрирует Сомали, и мы видим, что экономически он абсолютно не состоятелен. В тоже время мы прекрасно помним, как нас утомляла коммунистическая идеология не своим содержанием, а попытками везде и всюду приляпаться к чему не попадя. За идеологической навязчивостью всегда скрывается деградация власти и её желание паразитировать на энтузиазме людей. В конце этих рассуждений мы вынуждены констатировать, что для экономики просто жизненно необходима сменяемость власти, но при этом понятно, что не путём революции. А теперь можно собрать вместе все наши выводы и посмотреть, что лежит в основе богатой и высокотехнологичной экономики.


1. Язык и его способность оперировать знаниями.
2. Размер экономики.
3. Разумная защищённость экономики от государств-бандитов.
4. Единство народа.
5. Наличие вменяемой и адекватной идеологии.
6. Сменяемость власти.


Примеряя этот список к России легко заметить, что у нас сейчас соблюдены только первые два пункта. Но при этом также понятно, что следующие три пункта 3 - 5 будут автоматически достигнуты, если мы воплотим в жизнь последний шестой пункт, сменяемость власти. Демократия не в свободах граждан, а в зависимости власти от воли народа. Из этого следует, что у России блестящие перспективы, нам сейчас недостаёт самой малости, понимания вот этого последнего.

Апокалипсис
Атеизм
Будущее экономики
В круге втором
Вера
Гравитация
Границы жизни
Демократия
Добро и зло
Дух
Душа
Знание
Идеализм
Идеальный вариатор
Идеальный движитель
Идея
Интеллект
Искусство
Истина и бытие
Культура
Логика
Логика истории
Любовь
Материя
Мегалиты
Механика
Мораль
Наска
Натуральная философия
Наука
Начала математики
Начала экономики
Общественная проказа
Общество
Парменид
Предел греха
Прогресс
Пути дороги
Руны
Свобода
Свобода и бардак
Слова древних
Смысл жизни
Совесть
Современная философия
Суждения - по видимому
Сущность власти
Термоядерный реактор
Философия
Честность
Честь
Цена правды
Язык

Вершинин Эдуард
  Константинович

Рейтинг@Mail.ru