Философия - итоги

на главную

Водоворот

Логика истории

Логика сама по себе это адекватность в суждениях, то есть, когда суждения соответствуют реалиям событий или реальному положению вещей. Суждение это всегда цепочка мыслей, описывающих или анализирующих нечто. Следовательно, логика в приложении к чему-то это суждение, показывающее некую неизбежность, где всегда есть свой исток, то с чего всё начинается и устье, то к чему всё неизбежно приходит.

Из выше сказанного следует, что для того чтобы понять логику чего-то, необходимо это что-то рассмотреть на всём протяжении и постараться понять к чему же всё в итоге сводится. Для того чтобы понять логику истории давайте проследим свою собственную историю.

Официально зарождение России относят к 862 году нашей эры, когда по приглашению местных племенных союзов прибыл Рюрик со своей дружиной, чтобы принять правление над всеми. При этом очевидна простая истина, что прибыл он не на пустое место и не к дикарям каменного века, до него здесь уже много чего было. Европейские и арабские источники это подтверждают и прямо говорят о стране русов со столицей где-то на Оке. Европейский источник от 821 года описывает Русь, как северного соседа хазар. При этом античные источники указывают, что славяне всегда жили в причерноморских степях. Появление здесь хазар произошло в начале 7 века нашей эры, и связано оно было с экспансией арабов на север. Хазары остановили арабов, но вынуждены были потесниться на север. Соответственно причерноморские славяне под давлением хазар были вынуждены уйти в лесную зону на север от причерноморских степей. То есть, наши непосредственные предки окончательно осели на просторах огромной русской равнины в начале 7 века нашей эры.

Как не странно, но славянам не пришлось никого вытеснять, хотя все эти огромные земли всегда были населены множеством различных финно-угорских племён. Это было связано с тем, что все эти племена вели замкнутый образ жизни и вели в основном чисто натуральное хозяйство. Торговые связи всегда были случайными и нерегулярными. Славяне тогда представляли собой тотально милитаризированные общества, закалённые в бесконечных боях, но это была не самая главная причина, почему финно-угорские племена восприняли приход славян как данность природы. До хазар были гунны и готы, и каждый раз славяне выкидывали вот этот финт с уходом на север, а потом спокойно и не спеша, когда семьи надёжно укрыты, отвоёвывали свои земли назад. То есть, славяне всегда использовали эти северные леса, как свою тыловую базу, а местные финно-угорские племена давно к этому привыкли. Потом приход славян всегда для них означал возобновление торговли, обеим сторонам было что, предложить друг другу.

Славяне всегда воевали за причерноморские степи не только потому, что это очень плодородные земли, но и потому, что это был выход к Чёрному морю, через которое велась торговля со всем цивилизованным миром того времени. На этот раз хазары оказались крепким орешком, и славянам пришлось капитально обустраиваться на новых квартирах. Но они не хотели вести тот образ жизни, который привычно вели финно-угорские племена. После множества стычек, с хазарским каганатом была достигнута договорённость об уплате десятой части за транзит торговли через их территорию. Но когда хазары увидели, какие богатства и в каком объёме проплывают мимо их носа в обе стороны, они конечно сразу захотели наложить на всё это свою лапу. Война, в непривычной для хазар лесной зоне не принесла им особого успеха, зато это очень сильно мобилизовало славян и к началу девятого века мы видим, как новая общность славян под названием Русь, уже в 840 году, на ладьях нападает и сжигает восточные города Крыма, находившиеся под властью хазар. Этот факт зафиксирован византийскими историками, при этом понятно, если дело дошло до высадки морского десанта в Крыму, то это только после того, как были отвоёваны степи.

Вот эта первоначальная Русь воевала с хазарами и вела торговлю с Византией, используя Дон в качестве транспортного пути. Но долгая война с хазарами стимулировала постепенное освоение славянами всей окружающей лесной зоны и во второй половине девятого века возникают два новых центра. На юго-запад от Оки, на Днепре строится Киев, а на севере Новгород. То есть, Русь перенесла торговлю с опасного Дона, на более спокойный Днепр и одновременно двинулась к Балтике, как альтернативному каналу торговли. В контексте всех этих событий приглашение Рюрика на княжение имело ничтожный повод, но дало грандиозное следствие.

Здесь надо сделать поясняющее отступление. В то время в среде славян не существовало общего самоназвания «славяне». Самоназвание было Русь, а люди сами себя называли русичами. Но так как русичи всегда занимали огромные земли, то в каждом регионе была своя Русь со своей приставкой самоназвания в виде прилагательного. Именно по этой причине общее самоназвание русские, принципиально не могло стать именем существительным. Под воздействием внутренних и внешних причин вот эти региональные Руси постоянно перемещались, да ещё часто племена переходили из одной Руси в другую. При каждом переезде региональная Русь меняла название в соответствии с новым географическим положением. Со стороны, для иностранца, не входившего в этот огромный мир, понять всё это было невозможно и они, соответственно, ориентировались на то неизменное, что тогда было в Русском мире.

Здесь придётся сделать поясняющее отступление к предыдущему поясняющему отступлению. Изначально, весь этот мир держался на понятии рода и уважении старшинства, как того, что раньше пришло в этот мир и обладало большими знанием и опытом. Род это большая семья со всеми ныне живущими поколениями. Такая семья в этом мире очень маленькая величина и по этой причине близкородственные семьи всегда стремились к объединению в племена. Но внутри рода всегда существовала проблема наследства и в зависимости от того, как решалась эта задачка и складывалась дальнейшая судьба каждого народа. Если она никак не решалась, и всё пускалось на самотёк, то родительский дом становился источником образования детьми новых хозяйств в окружении родительского дома. Каждый ребёнок став взрослым отделялся постепенно и из расчёта помощи всей семьи. Отсутствие наследственного права приводило к тому, что интересы всех детей крутились исключительно вокруг родительского наследства и своего личного хозяйства. Как следствие такие народы уцелели только по медвежьим углам в виде аморфных образований с исключительно бытовыми интересами, что генетически вросло в их культуру. Надувание щёк современными прибалтами и подобными им народами вызывает только смех. Ничто не может стать чем-то вот просто так.

Закрепление наследства за старшим сыном вынуждает его младших братьев искать место под солнцем самостоятельно и здесь возможны два варианта, они остаются в племени или уходят из него. Отголоски первого варианта сохранились у казахов. В этом случае новое племя образуются, если часть племени в силу тесноты уходит на новые земли. При этом чтобы избежать межплеменных войн казахи вынуждены делиться на жусы. Где в старший жус входят все старшие сыновья, в младший все младшие, а в средний все остальные. При этом вести войну имели право только три хана возглавлявшие жусы. С одной стороны, это исключало межплеменные войны и позволяло воевать только с внешним врагом, с другой стороны не позволяло создать единого централизованного государства, со всеми его технологическими возможностями. Хроническое технологическое отставание порождало зависть и внешнюю агрессию.

Именно по этой причине мы на определённом историческом этапе видим множество народов вставших на паразитический путь. Столкновение паразитов всегда вело к полному и бескомпромиссному уничтожению слабейшего из них. Уже по этой причине мы видим, как на исторической арене сначала возникают могучие государства, а потом быстро и бесследно исчезают даже народы их создавшие. В итоге последние из паразитов, когда откровенный военный паразитизм стал невозможен в силу их вопиющего технологического отставания так и остались на уровне феодальных отношений. Арабский мир и множество подобным им народов застряли в средневековье и неспособны к технологическому саморазвитию именно по культурной причине. Когда исчезла возможность развиваться за счёт паразитизма, все интересы замкнулись на интересах племени, и началась вечная война всех против всех.

Следующий вариант, когда все младшие братья уходили из племени опять имеет два варианта, они это делают самостоятельно, у кого как получится или строго по каким-то правилам. Обычай, когда детей просто вышвыривают в белый свет, породил германские народы. С одной стороны это вносит в культуру жизнестойкость и предприимчивость, но с другой стороны на первом этапе это порождает бродячее воинство. Брошенная на произвол судьбы молодёжь, сама по себе может сбиться только в банды, на большее у них просто ума не хватит. По этой причине мы и видим, как в средневековой Европе старшие сыновья развивают ремёсла, а младшие занимаются грабежом. В таких условиях становление государств шло тяжёлым и кровавым образом. Феодалам приходилось иметь дело с трудноуправляемой вольницей, которая служила только за деньги, а основные деньги были у купечества, интересы которого лежали не в плоскости строительства государства. Поэтому Германия, где проживала основная масса германских племён и смогла сложиться как единое государство только в 19 веке. Плюсом такого пути явилось то, что теперь вся их культура заточена под технологическое и промышленное развитие.

Следующий вариант, когда все младшие братья не сами уходили из племени, куда глаза глядят, а целенаправленно распределялись, опять имеет два варианта. Это можно сделать централизованно, всех в одну кучу или как помощь наиболее пострадавшим. Первый вариант породил латинский мир. Такой обычай сразу был нацелен на единое государство и единую армию. Именно поэтому латинский мир породил первую империю и мощнейшее государство на две тысячи лет раньше, чем это смогли сделать германские народы в своём национальном масштабе. Всё было хорошо только в начале, а вот когда государство стало превращаться в империю и стало поглощать окружающие народы, младшие сыновья были вынуждены в основном служить вдали от метрополии. Это вело к тому, что их жёнами становились девушки из местных и культурно чуждых им племён. С одной стороны это несло дух Рима завоёванным народам, но с другой стороны Рим терял своё культурное единство и по мере того как на основе латыни складывались новые языки, единая культурная общность умирала, а вместе с ней и империя.

Культура славян постепенно начала складываться на основе тех племён, которые стали помогать друг другу самым дорогим, своими детьми. Это не только раз и навсегда решало вопрос наследства, но имело и очень много интересных последствий. Во-первых, это решало вопрос власти, место каждого человека в жизни определялось по рождению. Новое племя по-прежнему образовывалось отпочкованием от сильно разросшегося племени, но при этом все помнили, кто от кого произошёл. Споры бояр в царской думе о том, чей род древнее и кто должен сидеть ближе к царю являлись отголоском именно этого, тогда это ещё помнили и родовые книги были самыми святыми. При этом образовалась устойчивая группа самых первых племён, которых называли славянами. По старшинству они ведали не только соблюдением обычаев, но и вопросами религии, славить богов это была их обязанность. Все последующие образования племён группировались по территориальному признаку и на основе территориальных интересов, но каждое такое образование было всё той же Русью.

Новгород возник как город славян, но рядом с ним, в силу удобного географического положения, построили свои городки Чудь и Кривичи. Постепенно те два городка приросли к Новгороду как посады и на один базар стали претендовать три хозяина. Тогда глава славян и предложил призвать стороннее племя из дальних краёв, чтобы избежать кровопролития. Он умолчал лишь о том, что Рюрик его внук, и через два года, набрав сил из местных ресурсов, Рюрик в очень жестокой форме объяснил всем, что не надо перечить его деду. Далее мы уже видим, как придя с севера, династия Рюрика осела в Киеве, а не в Новгороде. Тогдашняя нищая Европа не шла ни в какое сравнение по торговым интересам с богатым средиземноморьем, и понятно, что пришедший в Киев Олег, сразу это почувствовал.

Возникновение на исторической сцене династии Рюриковичей никак нельзя признать началом возникновения Руси. Русь к тому времени существовала десятки тысяч лет. Об этом говорит и то, что великая китайская стена смотрит бойницами на юг, а не на север, и то, что в Приморье найдено множество надписей прекрасно читающихся по-русски. Когда Хабаров шёл вдоль Амура в Приморье, сметая всё на своём пути, он это делал так именно потому, что тогда ещё все помнили, что Тихий океан это один из берегов, вот той древней, изначальной Руси. Китайцы тогда восприняли возвращение русских, как естественную неизбежность. А династия Рюриковичей, в этом огромном историческом процессе смогла лишь уберечь последнюю Русь, пусть уже даже и под близким названием Россия, но самое главное на исконно русской культурной основе. Власть Рюриковичей никто не посмел оспаривать потому, что все прекрасно понимали, что они из славян и старшие для всех по роду.

Славяне, как старшие по роду ведали международными делами, поэтому иностранцы имели дело в основном со славянами, соответственно, всех русичей и воспринимали именно как славян. Появление династии Рюриковичей не было исторической случайностью, оно явилось следствием того, что начался процесс отмирания старого обычая и младших сыновей стали оставлять если не в пределах племени, то не дальше своей Руси. Связи начали рваться, а князья начали становиться независимыми монархами.

Начавшийся в Европе и сверху процесс был дружно поддержан снизу вождями племён и на исторической арене появляется боярин, уже как собственник земли со своей небольшой дружиной. В таких условиях, когда нет объединяющего обычая, местный князь становится последней инстанцией, которая выражает общие интересы. При этом вот такой вольный князь становился выразителем только местных, своих региональных интересов, где другой князь воспринимался уже соперником и, соответственно, врагом.

Юрьев день мы уже видим всего лишь, как отголосок давнего обычая, когда происходило перераспределение между племенами повзрослевших младших сыновей. По инерции ещё долго государство вынужденно было учитывать наследственное право, но постепенно феодализм изменил его и юрьев день отменили. Ночь на Ивана Купалу это отголосок того времени, когда вновь прибывшие по перераспределению женихи выбирали себе невест. Смысл исчез, и серьёзное мероприятие превратилось просто в праздник, бессмысленный, как и все праздники. На этом пояснения заканчиваются, и теперь вернёмся в Русь 9 века.

Дальше последовала череда войн уже с Византией. Причина этих войн заключалась в том, что когда хазар скинули с хвоста, сама Византия уже давно не интересовала Киевскую Русь, как торговый партнёр. Ещё в конце восьмого века арабы нашли хорошие месторождения серебра и начали чеканить очень качественную серебряную драхму, а это очень твёрдые деньги и в прямом и в переносном смысле. Русь интересовали арабы, а они охотно покупали оружие, дёготь, пеньку и пушнину. Константинополь был лишь удобной торговой площадкой и когда он сильно разевал свой рот, приходилось воевать.

Взглянув только лишь на самые истоки, мы уже видим, что народы и их государства делятся на производителей и паразитов. Причём, между ними нет никакого общего интереса, только одни противоречия. И если гибель паразита для производителя безусловное благо и, следовательно, главная его цель, то гибель производителя для паразита вообще не является целью. Цель паразита сам процесс паразитирования, а для этого нужен тот на ком можно паразитировать. И в силу самой изначальной их сущности получается, что производитель всегда готов на полное уничтожение паразитов, а те нет. То есть, место под солнцем для производителя гарантированно, а вот для паразита, как получится.

Из истории мы видим, что вот это «как получится» всегда и без всяких исключений ведёт к гибели паразитов. Причём далеко не всегда именно к полному физическому уничтожению, простые люди остаются, и на бытовом уровне вынуждены либо включаться в общее производственное хозяйство, либо опускаться до натурального хозяйства, гибнут их государства. Глядя на очередное нашествие степных народов, Александр Невский точно определил именно этот момент: «их интересуют только наши кошельки, и это нестрашно». То есть, он уже тогда понял за кем будущее, и дальнейшая история подтвердила это.

Далее мы видим века нескончаемых войн, по итогам которых Россия крепла, а в стане паразитов разрасталось лишь самоедство. К началу правления Петра 1 давление паразитов на Россию сошло почти на нет, и далее мы видим, как Россия сразу же делает рывок, в расширении привычной для себя производственной сферы. На Урале Демидов и многие другие начинают строить металлургические заводы, многие из которых работают, и по сей день. Огромная масса дешёвого железа не только благоприятно сказалась на всём производстве, но и потребовала расширения рынков сбыта. Все войны начатые Петром 1 имели цель не только отвоевать то, что раньше принадлежало России, но и расчистить торговые пути от паразитов. Швеция в итоге уцелела лишь потому, что вовремя отказалась от всех претензий и благоразумно перешла на производящее хозяйство. Ресурсы Османской империи были несравненно большими, по этой причине она и продержалась дольше, но итог всё тот же, теперь мы видим небольшую Турцию, но с хорошим производящим хозяйством.

Если раньше паразитизм был для паразитов главной и единственной целью, то со временем паразитизм стали использовать, как основу развития своего производящего хозяйства. И мы видим, как началась эпоха великих географических открытий вместе с созданием колоний. При этом Россия не опустилась до паразитизма, а занялась освоением Сибири. Но даже подкреплённый своим производящим хозяйством паразитизм всё равно не может долго держаться на штыках и развал колониальной системы показал, что исключений не бывает и быть не может. На смену откровенного паразитизма пришёл финансовый паразитизм и главным паразитом сейчас выступают США. На данный момент мы видим, что исторический процесс ещё не завершён, устье ещё не достигнуто, но то, что мы рядом с ним это вполне очевидно.

Вот здесь вблизи устья уже отчётливо видно, что логика истории сводится к непрерывному стремлению созидающего человеческого начала к справедливости. Каким бы причудливым образом ложе реки не крутило бы воду, она всё равно с неизбежностью стремится вниз. Так же и история в своём развитии, какими бы небыли конкретные обстоятельства, итог всегда один, паразитизм и несомая им несправедливость неизбежно уничтожаются. Логика истории неотвратима не только на международном уровне, но она точно так же действует и на уровне любого государства.

Россия, как самое богатое на планете государство всегда воевала не только с внешним, но и с внутренним паразитизмом. Именно этим объясняется такое большое количество междоусобиц и гражданских войн в нашей истории. При этом если внутренние войны против доморощенных паразитов разрывали государство, то внешние паразиты стимулировали обратный процесс. Именно по этой причине Россия состоялась, как единое государство. Но став сильной, и избавившись от внешнего паразитического давления, Россия продолжила внутреннюю войну, и 1917 год завершил существование паразитического дворянства. Для грамотной и даже дворянской, но умной части граждан было очевидно, что непомерно разросшееся дворянство, с его вечной претензией на роскошную жизнь, это невыносимая обуза, препятствующая дальнейшему развитию страны. Они не оправдывали тех средств, которые в них страна была вынуждена вкладывать.

Народное творчество советского периода закончилось созданием капиталистической олигархии в 1993 году, и мы сейчас со всей очевидностью видим всё тот же паразитизм с безграничными аппетитами. На этот раз местный паразитизм был возрождён мировым паразитом и по этой причине наши паразиты вынуждены отстёгивать значительную долю мировому паразиту. Далее логика истории заставит наших паразитов поспособствовать уничтожению мирового паразита, а мы неизбежно уничтожим или их, или их паразитизм. Здесь возможны варианты и всё зависит от того, состоится или нет общественный договор. По этому поводу смотрите предыдущую статью «Общественная проказа».

Ныне наблюдаемый нами мировой финансовый кризис это и есть смерть мирового финансового паразитизма. Когда кончина состоится, то по её итогам трудно сказать насколько мир станет справедливым. Но уже сейчас ясно видно, что уже никому не удастся навязать всем свои национальные бумажные деньги, как единую для всех международную валюту. Это просто некому будет сделать. Когда все останутся только при своих национальных валютах, всё вернётся лишь на круги своя. Привозишь свой товар и продаёшь за местные деньги, на них покупаешь местный товар и везёшь его домой для продажи за свои деньги. Так было раньше и это абсолютно справедливо для всех. В наше время иные транспортные и логистические возможности. Теперь нет необходимости сам товар физически свозить на некий всеобщий базар, поэтому новых Константинополей не будет.

Будут всё те же товарные биржи, просто расчёт усложнится в отсутствии единой валюты. Но основной товарный поток пойдёт напрямую между крупными странами, при этом небольшие страны очень сильно пострадают. Их маленькие рынки с небольшим ассортиментом неинтересны большим странам. По этой причине вся мелочь будет вынуждена идти на поклон к ближайшему большому соседу с нижайшей просьбой разрешить продавать их товар на этом рынке. Разрешение дадут, но при этом будут драть с них три шкуры, что быстро заставит их забыть, про все суверенные глупости и далее мы увидим, как начнут исчезать с мировой арены все лимитрофы.

Самым интересным является то, что логика истории всегда порождает непрямолинейные исторические процессы. В до-промышленную эпоху, когда разница между производителями и паразитами была небольшой, местные интересы подрывали общие, что провоцировало паразитов. Давление паразитов порождало общий интерес избавиться от них, что укрепляло и укрупняло общее государство. В промышленную эпоху разница стала столь существенной, что бывшие паразиты не только лишились всяких надежд на былую жизнь, но и сами стали испытывать паразитизм промышленно-развитых стран. Лишь одна Россия пошла по пути обустройства, а не колонизации своих окраин. Но как показала история, как невозможен вечный колониализм, так же и невозможно извне, изменить внутреннюю сущность культуры бывшего паразита. Он из внешнего паразита тут же превращается во внутреннего, но всё равно паразита. Если сама культура ограничивает круг возможных интересов человека, здесь уже ничего не сделаешь. На практике это выражается в стремлении представителей таких народов к очень узкому спектру профессий, обычно это торговля и чиновничество. А чем торговать и чем править, если своего ничего нет? - в итоге неизбежное прозябание.

Развал колониальной системы и развал Советского Союза произошли по одной причине. Разница лишь в том, что с развалом колониальной системы народы избавились от внешнего и прямого паразитизма промышленно-развитых стран, а Россия с развалом Советского Союза избавилась от внутренних паразитов. При этом все дружно попали в лапы финансового паразитизма, который начала создавать Англия и закончила Америка. Нынешнее стремление Запада создать мировое правительство безнадёжная затея. Она находится в абсолютном противоречии с логикой истории. Паразит не может быть принят как правитель, он может навязать себя на какое-то время, но быть навязанным и быть принятым это абсолютно не одно и то же.

Подводя итог, мы видим, что логика истории, как ей и подобает, логичным образом ложится в русло борьбы добра и зла. При этом мы так же видим, что добро в лице производящих и созидающих сил всегда впереди, а зло лишь цепляется за них. И чем дальше мы уходим от своих истоков, тем меньше оставляем шансов злу на существование.

Продолжение

История это описание событий, а любое описание вещь абсолютно вольная. Даже если это делается по каким-то правилам, их, ведь тоже кто-то придумал. На самом описании, с одной стороны, сказывается личность автора, с другой стороны, его мера незнания. Личностный фактор может варьировать от святой простоты до сознательной лжи. Мера незнания, если откинуть личную лень, определяется тем, в каком виде и какая информация о прошлом дошла до автора. Я пишу информация, а не факты потому, что факты, о прошлом, легко фальсифицируются. Это физические явления можно повторить и перепроверить, а написанное предками это именно информация. Её следует принимать к сведению, но также следует сводить её со всеми прочими данными, а дальше смотреть, как она сводится или не сводится.

Всё написанное в первой части, это моё понимание того, что нам подаётся официальной историей. Но есть большое «НО», которое заключается в том, что многие данные официозом не просто игнорируются и замалчиваются, многие данные сознательно скрываются. Но это только полбеды, беда ещё в том, что их, якобы факты, сплошь и рядом, никак не сходятся с косвенными данными. То есть, отсутствует глубина анализа, а без этого картинка получается дырявой и фрагментарной.

Здесь, в продолжении, я хочу, хотя бы в малой части, рассмотреть эти нестыковки и попытаться представить, какие при этом возможны варианты реальных событий. Ещё я хочу обратить особое внимание на то, что в теперешнем нашем положении мы можем говорить лишь о возможных вариантах, но никак не об истине. Выше указанная логика истории хорошо просматривается в предположении, что всё и всегда идёт от простого к сложному, и, что мы всегда варимся в собственном соку. Возможно, когда-то нашим потомкам где-то и как-то удастся добраться до истины, а пока - лишь о возможных вариантах.


Прежде всего, о том, что такое косвенные данные и каков при этом масштаб нестыковок у официоза, и для наглядности пример. Есть данные о народонаселении в России в петровскую эпоху. Демографы, при этом, говорят нам, что сейчас, нас россиян должно быть порядка двух миллиардов человек. Спрашивается, куда делся один миллиард с огромным гаком? Чувствуете масштаб расхождений? Это расхождение легче представить и осознать, если вспомнить, что две, якобы, самые кровопролитные мировые войны никак не сказались на положительной динамике роста населения в нашей стране. Она лишь немного замедлилась, но рост продолжался всегда, как только заканчивалась война.

До первой мировой войны полтора десятка детей было почти в каждой семье, женщины тогда рожали на пределе своих биологических возможностей. Потом семьи постепенно стали уменьшаться, но положительная динамика перекрыла потери обоих войн. Согласно официозу всё, что было до этих, грандиозных по своему масштабу войн, не идёт с ними ни в какое сравнение. Тогда спрашивается, что произошло между петровской эпохой и первой мировой войной, что демографические данные так ошеломляюще не сходятся? В России никогда не было эпидемий чумы и сифилиса, как в Европе, мы всегда в банях мылись, да и сам северный климат всегда нас оберегал от холеры и прочих тропических болезней. Контрацепции тогда и в помине не было, детская смертность никогда не превышала четверти, и десяток взрослых людей давала почти каждая семейная пара.

В связи с этим демографы говорят, что в среднем каждое поколение увеличивало население страны вдвое. То, что в петровскую эпоху в России жило 25 – 30 миллионов человек не вызывает ни какого сомнения. Об этом говорят и масштабы страны, и прямые данные выборочных переписей, и количество солдат в армии, которые рекрутировались по строгому принципу. А вот дальше - быт, жизнь страны и, соответственно, её должная демография никак не сходятся с, вобщем-то, радужной в среднем историей и той демографией, которую мы имеем сейчас. Да, были войны, но мы всегда побеждали. Опять пример последней войны, в 45 закончили войну, а в 57 запустили первый спутник. За несчастные 12 лет мы не только восстановили утраченное, но ещё и создали совершенно новую космическую промышленность. Вот где наглядно виден потенциал и истинная мощь страны, и опять спрашивается, что такое страшное произошло в указанный отрезок времени, что цифры не сходятся в 20 раз?

Ответа нет, а официоз молчит, для него такого вопроса просто не существует. В такой ситуации, человек способный самостоятельно думать никак не может принять то, что подсовывает официоз, и вот здесь остаётся только рассмотреть возможные варианты. При этом надо добавить, что это приведён только один пример и поставлен один вопрос, а их ведь нескончаемое число. Рассматривать только после петровские времена, на основании одного вопроса не имеет смысла, так как самые серьёзные нестыковки уходят в допетровскую эпоху. Поэтому начну издалека и с того, что называется общими соображениями.


Вот представьте, Вы стоите перед входом в лабиринт, за ним стена, которая образует коридор, уходящий в противоположные стороны. При незнании лабиринта вам придётся делать выбор и начать поиск выхода с одного из коридоров. При этом пока выход не будет найден, и ещё будут неисследованные проходы, Вы прекрасно будете понимать, что здесь выхода может и не быть вообще, и вам придётся в итоге вернуться к тому месту, с которого Вы начинали. Пример лабиринта наглядно показывает ситуацию, в которой оказывается любой исследователь неизвестного.

Теперь о том, как ведут себя естествоиспытатели, которые называют себя учёными. Начать надо именно с этого потому, что они задают нам и своим коллегам историкам общее мировоззрение, от которого зависит, что историки будут считать хотя бы в принципе возможным, а что для них становится невозможным принципиально.

Из физики и астрономии логичным образом следует космология, и вот эти космологические знания всегда являются основой всякого мировоззрения. Мировоззрение невозможно без хоть какого-то общего понимания мира, в котором мы живём, и именно космология даёт нам первичную и общую информацию. В этом плане космология уникальна и отличается от всех прочих наук тем, что имеет чисто свой изначальный вопрос, который сводится к следующему. Мироздание вечно и, соответственно, бесконечно в пространстве, или всему есть начало и наш мир имеет конкретный возраст и размер?

Естествоиспытатели за основу взяли второй вариант, и на его основе строится вся космология (с физикой, кстати), а вместе с ней и наше мировоззрение, согласно которому вселенной не больше 14 миллиардов лет, а посему и нет звёзд старше этого срока. Согласно расчётам физиков, звезда типа нашего Солнца через десяток миллиардов лет выжигает топливо, и превращается в белый карлик размером примерно с нашу Землю, и с температурой в десятки тысяч градусов. Звёздам самого маленького размера, для того чтобы выжечь всё топливо требуется порядка 800 миллиардов лет. После того как звезда превращается в белого карлика следует её постепенное остывание и угасание, которое тоже растягивается на десятки и сотни миллиардов лет. То есть согласно выбору сделанному естествоиспытателями, сейчас нет, и не может быть потухших и окончательно остывших звёзд. Отсюда автоматически следует вывод, что все те звёзды, которые мы видим в нашей галактике и есть всё её вещество, то есть мы видим всё, что есть. Но расчёт гравитационного баланса показывает, что для того чтобы звёзды в нашей галактике двигались именно так, масса галактики должна быть на порядок больше. И далее физики в свою теорию просто вынуждены ввести понятие тёмной материи, как того, что участвует только в гравитационном взаимодействии и никак иначе больше не взаимодействует с обычным веществом.

Видите, как выбор, сделанный в начале, потом просто вынуждает принимать концепции, явно высосанные из пальца. Это мы видим следствия выбора для физиков, а что он несёт для историков? Очевидно, примерно то же самое, что и для физиков. Прежде всего, ограничение во времени, которое резко уменьшает количество возможных цивилизаций и возраст их развития. Отсюда все мысли о том, что мы одиноки во вселенной. Топтание физики на месте не позволяет нам выйти в дальний космос, примус крайне неэффективен как движитель, что также ведёт к мысли, что и другим цивилизациям добраться до нас крайне проблематично. Отсюда историки, как члены общей для всех академии наук, просто вынуждены петь под общую дудку.

В Пакистане раскопали Мохенджо-Даро, налицо все признаки атомного удара по городу, почитайте википедию, там это обстоятельство даже не упоминается. Официоз не может этого принять, это противоречит их мировоззрению, а когда мировоззрение вступает в противоречие с очевидным, им остаётся только отвернуться. Повторюсь, истоки мировоззрения лежат в космологии, историки не могут исправлять ошибки там, а там пока глухо, как в танке. Здесь вне поля официоза мы можем себе позволить рассмотреть и первый вариант. Итак, каков мир в этом случае, если он вечен и бесконечен в пространстве? – и, какие при этом возможны варианты развития нашей истории?


Если принять идею вечности и не создаваемости, то мы имеем бесконечное во времени и пространстве мироздание, которое всегда и в среднем выглядело так, каким мы видим его сейчас. Физики протестуют против этого на том основании, что тогда бы все звёзды давно бы погасли, да и откуда им взяться, если не было первоначального акта? Хотя астрономы давно заметили, что после каждого взрыва сверхновой, в этом районе начинается процесс образования новых звёзд. Господа физики, может быть Вы, просто просмотрели механизм образования материи материей? Ведь ваши приборы чётко фиксируют появления большого числа нейтронов (которые распадаясь, образуют атомы водорода) в месте удара молнии, а механизма объясняющего это явление у вас нет. Если молния рождает нейтроны и в конечном итоге водород, то взрыв сверхновой породит его столько, что хватит не на одну звезду. Тогда отпадает нужда в тёмной материи, отрицательной энергии и прочих глупостях которые бес конца начали придумывать физики во спасение своего выбора.

Поправив немного мировоззрение, теперь вернёмся к истории. В вечном мире, безусловно, есть те, чья история исчисляется миллиардами лет, и те, чья история укладывается в миллионы лет, и вот мы, со своими тёмными и крайне запутанными тысячами. Всё, что было до нас это не наша история, это их история. Мы лишь видим, что на нашей планете, во всех геологических пластах всех времён есть их следы в виде материальных остатков сохранившихся случайным образом. Здесь возможны примерно следующие варианты. Наша планета с некой периодичностью рождает новые разумные виды, которые каждый раз уходят с неё на вольные хлеба вселенной, освобождая, тем самым, место следующим и мы лишь последние в этой цепочке.

Другой возможный вариант, Землю заселили сразу после её образования, как только условия стали приемлемыми и далее она была вечным яблоком раздора, где всё решалось военным путём. Но вот в итоге появились мы, или нам помогли появиться, не суть важно, главное теперь есть мы, которым, пока некуда деваться, и которые просто вынуждены драться за эту планету.

На что здесь следует обратить внимание? Прежде всего, по-видимому, на то, что описанная здесь логика истории, как борьба между паразитами и производителями, работает каждый раз в своём масштабе. Даже сейчас в России есть класс паразитов, и есть регионы, ведущие явно паразитический образ жизни. В масштабе Земли Россия кроме внутреннего давления паразитов так же испытывает и их внешнее давление. Будет интервенция из космоса, соответственно этому и увеличится масштаб борьбы.

Следующее на что необходимо обратить внимание заключается в том, что эта логика начинает работать и работает, пока есть чего делить. Например, предания зафиксировали такое событие, как всемирный потоп. Сейчас основываясь на геологических исследованиях и данных многих других дисциплин, мы видим масштабы и непосредственные причины этого бедствия. При этом мы сейчас не можем точно сказать, всё это произошло в силу естественных причин, или нам это искусственно устроили? Но при этом обратите внимание, вне зависимости от того, какова первопричина, итог один, человечество так уменьшилось и так ослабло, что начала действовать иная логика, логика выживания.

То есть, внешнее воздействие может прервать историю и вернуть нас в предысторию, из которой мы долго будем выкарабкиваться, а потом начнём свою новую историю заново. Сейчас мы видим, что нам хотя бы однажды уже не повезло, и сейчас у нас как минимум второй цикл. Какой по счёту этот цикл, на самом деле, мы не знаем, но для нас более интересным является вопрос, если нашу нынешнюю историю уже ни что не прервёт, то тогда, в каком направлении, и по какой логике она будет развиваться?

Здесь, прежде всего, надо уточнить, что предыстория это неизвестная нам наша история, утраченная в силу каких-то причин. Допустим, мы когда-то встретимся с теми, кто расскажет нам, что же было в те самые, неизвестные нам времена. То тогда эта предыстория станет частью нашей истории, то есть того, что мы знаем. А из выше приведённых рассуждений легко заметить, что мы рискуем опять попасть в каменный век до тех пор, пока мы неспособны жить в космосе, и избегать всех тех угроз, которые там могут возникнуть.

Причиной всемирного потопа 13 000 лет назад стало падение крупного тела в районе современного Филиппинского моря. Если бы тогда у нас была бы хоть одна колония в космосе, нам бы тогда не пришлось бы всё начинать с каменного века. При всей колоссальности урона, мы бы в таком случае, не потеряли бы самого главного, наших знаний и нашей культуры. При наличии знаний и соответствующей культуры, восстановление любого урона это лишь дело техники и гораздо меньшего времени. Как теперь видно, освоение космоса это не только научный интерес, это наш цивилизационный интерес, вплоть до вопроса выживания.

Из этих последних суждений следует, что наша история либо прервётся, либо она пойдёт по пути освоения космоса, как совершенно новой для нас среды обитания. Здесь пока трудно судить какова будет дальнейшая логика истории, но уже сейчас вполне ясно, что хотя бы на первом этапе паразитизма в космосе не будет. Условия слишком жёсткие, малейшее прозябание тут же закончится гибелью. Жить там смогут только те, кто всегда будет способен поддерживать себя и свою технику в хорошем рабочем состоянии. А самое главное, любая колония сможет существовать только в том случае, если она будет иметь полный и замкнутый цикл производства. Не трудно понять, что в таких условиях исключается сама возможность сесть кому-то на шею. Это в условиях Земли степная орда может набраться сил и потом обрушиться на ближайшие города. В условиях космоса потеря своего производства никак не прибавит сил, а если оно не потеряно, тогда зачем ненужные приключения?

На данном этапе пока можно сказать только то, что в условиях Земли есть логика истории определённая этими условиями и из неё для нас следует только один единственный возможный путь. Что и как будет в условиях космоса? – чтобы это понять, сначала надо хотя бы немного пожить там.

Апокалипсис
Атеизм
Будущее экономики
В круге втором
Вера
Гравитация
Границы жизни
Демократия
Добро и зло
Дух
Душа
Знание
Идеализм
Идеальный вариатор
Идеальный движитель
Идея
Интеллект
Искусство
Истина и бытие
Культура
Логика
Логика истории
Любовь
Материя
Мегалиты
Механика
Мораль
Наска
Натуральная философия
Наука
Начала математики
Начала экономики
Общественная проказа
Общество
Парменид
Предел греха
Прогресс
Пути дороги
Руны
Свобода
Свобода и бардак
Слова древних
Смысл жизни
Совесть
Современная философия
Суждения - по видимому
Сущность власти
Термоядерный реактор
Философия
Честность
Честь
Цена правды
Язык

Вершинин Эдуард
  Константинович

Рейтинг@Mail.ru