Философия - итоги

на главную

Дети

Как мы пришли в этот мир.

Предисловие

В конце девяностых у наших официальных философов был свой сайт на www.philosophy.ru и там они сделали отдельный раздел, где разрешили свободную печать материалов от всех желающих. Сделали они это, по-видимому, сгоряча и по великой наивности, развалился Советский Союз, да здравствует свобода! - ну и всё такое прочие. Естественно народ им сразу написал столько и такой крамолы, что обком из Вашингтона быстро им объяснил - свобода это пустая декларация для лохов, а солидные люди должны всё держать под контролем и на официальных сайтах должно печататься только то, что прошло сито рецензирования. При этом всем понятно, что обязательное рецензирование ни чем не отличается от цензуры, кроме благозвучия слова. Сначала они прикрыли эту вольницу, а потом и вообще перебрались на обще академический сайт и теперь у них там не просто философия, а философия науки. Как стремились они всегда разорвать философию в клочья, так и поныне всё изобретают какую-то свою особенную философию. Это статья первоначально была там опубликована и к моменту кончины сайта успела разлететься по различным электронным библиотекам. Учитывая, что это всё-таки моя статья и первоисточник больше не существует, я счёл возможным выложить её у себя на сайте, а не просто дать ссылку.

В конце заголовка стоит точка, а не знак вопроса. Этим я сразу хочу сказать, что я собираюсь искать ответы, а не ставить вопросы. Понятно, что изложение не может быть документальным, но вопрос настолько интересен, что нас устроит и качественная картина процесса. Этот вопрос затрагивает многие специальности, и мы имеем данные и суждения многих специалистов. Положения философа кроме недостатка не специалиста, имеет и ряд преимуществ. Во-первых, философ читает всё подряд и без разбора, и он может заглянуть туда, куда узкий специалист просто не догадается проявить свой интерес. Во-вторых, вопрос на столько обширен, что здесь как раз и нужен сторонний наблюдатель со своей беспристрастностью. В-третьих, узкий специалист может пренебречь мелочью, с точки зрения его специальности, но очень часто бывает так, что основная суть как раз за ней и прячется. Для философии поиск таких ситуаций, это обязательная процедура всех рассмотрений. Насколько хорошо всё продумал каждый автор в своей статье, это уже другой вопрос, а ниже, я предлагаю вам свой взгляд на проблему.

Данный вопрос для нас потому и проблематичен, что мы пытаемся заглянуть в область, не подвластную истории. По этому разумней всего следует начать с инвентаризации того, что мы имеем. Прежде всего, это множество артефактов, по которым мы имеем довольно надёжные оценки внешнего вида, основных способностей и склонностей представителей различных ветвей эволюционного процесса. У нас есть заключения медицины, включая диетологов и генетиков. Сейчас мы довольно хорошо понимаем влияние геологических процессов на развитие экосистем. И самое главное, к нам пришло понимание того, насколько всё сложно, на самом деле, и каким широким должен быть взгляд, для того, что бы мы могли увидеть истину хотя бы в первом приближении.

В развитии экосистем участвуют как внешние, так и внутренние причины. К внешним причинам, относятся астрономические и геологические процессы. По данным специалистов, только за последние двести пятьдесят миллионов лет, Солнце увеличило свою энергоотдачу на четверть. При этом из-за воздействия Луны, замедлилось в три раза суточное вращение Земли. Геологические процессы постепенно меняют пути циркуляции водных и воздушных масс. Всё это меняет условия и заставляет экосистемы развиваться.

Внутренней причиной является ситуация, когда некий биологический вид, в процессе своего естественного развития получает некое новое качество, дающее ему преимущество над окружающими конкурентами. Это ведёт к тому, что такой вид, используя своё преимущество, начинает осваивать все экологические ниши, где это новое качество способно себя проявить.

Так первый вид теплокровного, плацентарного млекопитающегося получил такие преимущества, что в дальнейшем, порождая новые виды, смог освоить почти все экосистемы. Приматы потомки того вида, который выиграл себе место не только под солнцем, но и на дереве. А дерево, между прочим, это самое тёплое местечко. И если предок приматов смог его занять, то это не потому, что он был сильнее всех, а потому, что он был умнее всех.

Жизнь на дереве предъявляет очень высокие требования именно к мозгу. Необходимо очень быстро и очень точно управлять сложно устроенными конечностями. Управлять рукой на много порядков сложнее, чем когтями или тем более копытом. Кроме того, жизнь на дереве требует способности к пространственной ориентации не хуже чем у птиц. Получив прекрасный мозг и новое качество, в виде более сложного, и читай более гибкого, поведения, приматы начали конкурентную борьбу за другие экологические ниши.

В животном мире, шимпанзе являются нашим самым ближайшим родственником и, следовательно, был наш общий предок. Специалисты показали, что шимпанзе мало, чем отличаются от него. Такое может быт только в том случае, если шимпанзе, эта та эволюционная линия, которая с тех пор и по сей день не меняла среду обитания. А наше разительное отличие от них говорит о том, что в нашем прошлом была именно другая среда обитания. Сейчас это не так очевидно, по видимому потому, что мы в итоге получили столь кардинальное качество, что умудрились освоить и поставить под контроль всю земную поверхность.

Если вдуматься, то качество, это по видимому, мера преодолённой жестокости условий. Ещё я хочу обратить ваше внимание на то, что у эволюции нет мотивов и разумного начала. То есть, всё происходит исключительно под давлением обстоятельств. Только разум позволил человеку бороться с обстоятельствами и менять среду. По этому следует рассмотреть, что могло заставить милую обезьянку, очень похожую на шимпанзе, кардинально сменить среду обитания и миллионы лет терпеть неимоверные страдания, сделавшие её человеком?

Вспомним наши различия с шимпанзе, это:
1. рост
2. вес
3. прямое тело
4. отсутствие волосяного покрова
5. большая жировая прослойка
6. врождённый рефлекс задерживать дыхание в воде
7. более развитая рука и принципиально иная ступня

8. аномально большое физиологическое различие между полами
9. мозг с его принципиально новыми возможностями.

Если посмотреть в каких случаях эволюция дарит первые шесть, из перечисленных, приобретений, то невольно приходишь к выводу, тем, кто осваивает водную стихию. При массе тела более двадцати килограмм становится выгоднее развивать жировую прослойку, чем совершенствовать волосяной покров. Иметь прямое тело, в воде выгоднее во всех случаях. Следующие два пункта, напротив не свойственны тем, кто освоил водную стихию. Но мы её ведь так до конца и не освоили. Кроме того, восьмой пункт говорит о том, что уроки плавания мы проходили очень своеобразным образом. Примеры из животного мира говорят, что сильное различие полов возникает в тех случаях, когда становится выгодным, либо разделить обязанности, это когда вид на грани выживания, либо для создания внутри видовой конкуренции, это напротив, когда вид процветает.

Противоречивость между указанными пунктами говорит о том, что мы как новый биологический вид формировались на границе сред. То есть, основная жизнь протекала на земле, а за пищей приходилось идти в воду. Заставить обитателей саван обратить свои взоры на берега реки могла только многолетняя и жесточайшая засуха. Наблюдения за животным миром показывают, что в таких случаях, те, кто способен быстро покрыть большие расстояния, сразу же уходят. Уходят копытные, улетают птицы, за ними уходят хищники. Приматы такой способностью не обладают. В этом плане они не могут конкурировать ни с кошачьими, ни с псовыми, ни с гиеновыми.

Здесь видится примерно следующая картина. На обширной части ареала обитания нашего общего с шимпанзе предка, происходит засуха, которая непрерывно длится многие десятилетия, но, по крайней мере, хотя бы одна из речных систем, своими верховьями уходит за приделы засушливой территории. Это создаёт речной оазис на обширной пустынной территории. Если при этом зона засухи простирается вместе с рекой до океана, а зона устойчивых осадков начинается в высокогорной части реки, то получается естественная, природная ловушка. Засуха собирает наших далёких предков у реки, и обширные пустынные просторы не дают им перебраться в привычную среду обитания.

Наблюдения за современными шимпанзе показывают, что в подобных ситуациях, которые иногда случаются, и по сей день, они, не имея навыков в ловле рыбы, прежде всего, обращают своё внимание на двустворчатых. Их не надо ловить, но то, что ставит всех других животных в тупик, это похожесть на камень и очень твёрдые створки, шимпанзе нисколько не смущает. Более сложное поведение присущее им как приматам, и наличие руки позволяет им раскалывать створки.

По-видимому, наши предки пошли именно по этому пути. Специалисты находят пласты, состоящие из створок, повсеместно, а в отдельных случаях толщина пластов исчисляется десятками метров. Конечно, в дело шло всё, что подворачивалось под руку, но, судя по соотношению остатков, двустворчатые были основной добычей.

Двустворчатые в речной экосистеме не имеют естественных врагов, они становятся чьей-то добычей только во время засухи, да и то это только те особи, которые не успели вовремя зарыться в ил. А так, их основная масса возвращается в экосистему в виде падали. То есть, двустворчатые, это та золотая жила, которую приготовила природа и долго берегла именно для самого сообразительного и самого умелого. С точки зрения пищевой ценности, это продукт, способен удовлетворить потребности любого организма, практически во всём.

Допустим значительная часть, воспользовавшись услугами реки, пережила засуху, она ведь не вечна, то тогда почему они не вернулись в саванну? Ответ, на мой взгляд, заключается в том, что высшие приматы находятся как бы в пограничном состоянии, то есть, у них ещё нет интеллекта присущего человеку, но они уже потеряли абсолютную зависимость от инстинктов. У высших приматов эволюцией ставка сделана не на инстинкты, а на приобретённый жизненный опыт. У них, как впрочем, и у человека, инстинкты нужны либо для продолжения рода, либо они срабатывают, в каких-то стрессовых, экстремальных ситуациях. В нормальных условиях ставка сделана исключительно на сообразительность. По этому, если засуха длится настолько долго, что умирают последние особи, которые помнили жизнь в саванне, происходит безвозвратная потеря всего прежнего опыта всех предыдущих поколений.

Медицинские исследования показали, что в плане вкусов и пристрастий, организм человека и любого высшего примата является самонастраивающейся системой. То есть, наше понятие вкусного зависит от того, чем нас кормили с детства. В силу всего этого, нашим предкам по истечении такой засухи было довольно проблематично вернуться в прежнюю среду обитания. Во-первых, у них не было ни какого личного опыта для жизни в саванне, а во-вторых, тот же банан после мяса моллюска мог показаться нестерпимо противным. Кроме этого, я уже обращал ваше внимание на то, что в природе нет разумного начала, всё происходит только как неизбежное, под давлением внешних обстоятельств, и по этому, пока река будет кормить, от привычного с рождения образа жизни и питания, ни кто не оторвётся.

При смене среды обитания сразу же проявляется неприспособленность и тут же начинает работать естественный отбор. В таких условиях жизнь продляется только теми, кто способен и в таких условиях рожать на приделе биологических возможностей. Если самка всё время беременна и кормит детёныша, то в воду полезет именно самец. Так как двустворчатые очень быстро заканчиваются на мелководье, а ждать когда случайно кто-нибудь из них выберется на мелководье, нестерпимо голодно, а идти куда-то далеко не охота и опасно, то поневоле научишься нырять на глубину, а там их несравненно больше чем у берега.

Вынужденное различие вести разный образ жизни в зависимости от пола, постепенно сказалось на физиологическом уровне. Эволюционные приспособления совершенствовались, в том числе, и с учётом потребностей каждого пола. Естественный отбор начался в направлении увеличения роста, веса, увеличения жировой прослойки, потери волосяного покрова. Постепенно потребности ныряния выпрямили тело, а необходимость ходить по топкому илу создало ступню. Попеременное обитание в двух средах неизбежно подстегнуло и эволюцию мозга. Кроме этого, река это самое опасное место, это излюбленное место охоты всех хищников. По этому, маленькому, медленно и плохо соображающему существу в таких условиях не выжить.

Возможно, наши предки смогли выжить, с одной стороны благодаря ставке, сделанной на плодовитость, которая стала возможной благодаря разделению образов жизни между полами, с другой стороны, мощный прессинг хищников и новой среды погнали эволюцию семимильными шагами, и именно это быстрота эволюции позволила быстро приспособиться к новым условиям. Разделение образов жизни между полами позволило вывести самок из-под удара хищников и держать их вместе с детьми в привычной среде обитания.

Те самцы, которым удавалось не погибнуть, успешно справлялись с детородными обязанностями за себя и за погибших. По-видимому, эволюция шла через интенсивный отбор именно в мужской линии. Этим объясняется некая архаичность в устройстве женской психики, в большей степени ориентированной на чувства, а не на голую логику, как это свойственно мужчинам.

Различные специалисты, наше расхождение с шимпанзе, датируют от 10 до 5 миллионов лет. На мой взгляд, такой разбег является результатом того, что каждый специалист исходит из своего предмета и все вместе не учитывают многообразия возможных, в данном случае, вариантов. Вполне очевидно, что шимпанзе являются эволюционной линией никогда не менявшей среду обитания. В свою очередь, мы являемся той линией, которая изменила в своей жизни всё, и кардинальным образом. Антропологи показали, что между нами были эволюционные линии разного подобия нам. При этом сейчас трудно различить, где наши предки, а где просто одна из параллельных и тупиковых ветвей.

Большое количество эволюционных линий даёт только процветающий вид, занимающий огромный ареал и имеющий большую численность. Разные климатические изменения, в разных частях ареала являются причиной эволюции именно в таком направлении. Где засуха была терпимой, и местная популяция постепенно оказывалась в условиях сухих степей, недостаток сочной растительности и плодов стимулировал развитие охоты. Протекание таких процессов в разных частях ареала и с разной скоростью изменения климата, могло дать большое количество различных охотников, разного размера с разной шерстью, и в зависимости от местных условий, с различными охотничьими навыками. Те, кому повезло больше, естественно были помельче и поглупее. Те, кто попал в более тяжёлые условия, были вынуждены эволюционировать быстрее, и именно в направлении увеличения роста и сообразительности. При этом, как у всех охотников, у них должно быть небольшое различие между полами, ведь они всё время, все вместе находились в движении, и поэтому все вели примерно одинаковый образ жизни.

Здесь, по-видимому, следует рассмотреть вопрос, что могло помочь приматам конкурировать с традиционными хищниками на открытых просторах. Прежде всего, на начальном этапе, мог помочь присущий приматам коллективизм и склонность к нестандартному поведению. Мы и сейчас наблюдаем в природе, как шимпанзе отпугивают хищников, кидая палки и камни. Но при ухудшении условий и с ростом конкурентной борьбы на одной наглости не выживешь. Возможно, что эволюция сразу пошла в нескольких направлениях одновременно. Ведь такие приобретения как мощные клыки, или возможность быстро бегать, или возможность долго гнать добычу, даются миллионами лет эволюции. Климатические изменения могут произойти за считанные сотни лет, и образно говоря такие приобретения просто не по карману, природа просто так ни чего не даёт. Генетические исследования показывают, что легче всего и быстрее всего изменяется именно то, что и так всё время эволюционировало на протяжении всей предыстории. А приматы потому и выиграли борьбу за место на дереве, что в своё время сделали ставку именно на развитие сложности поведения, а не на клыки и когти. Отсюда вполне естественно предположить, что и в данных условиях род продолжали именно те, кто был к этому склонен в большей степени. То есть, естественный отбор пошёл в направлении увеличения способности запоминать. Этому процессу очень сильную помощь будет оказывать тенденция увеличения размеров и веса тела.

Объём памяти шимпанзе уже позволяет передавать от поколения к поколению навыки пользоваться простыми предметами предоставляемые природой. При необходимости они используют камни, палки или ветки. Причём, потенциальные возможности шимпанзе намного больше, чем используемые в дикой природе. Это хорошо видно на примере проявляемых способностей при жизни отдельных особей среди людей. Воспитание человеком привносит очень много нового в поведение животного. Если эволюция действительно начала увеличивать объём памяти у рассматриваемых охотников, то это и потребности охоты, неизбежно должны были породить тенденцию к более регулярному использованию простых предметов изобилующих в окружающей природе. А такими являются камни и палки. С ростом регулярности использования будут вырабатываться навыки, привычки и неизбежно будут удачные находки в плане совершенствования подарков природы.

Совершенствования подарков природы неизбежно породит орудия труда и охоты, что неизбежно скажется на тактике и способах охоты. Новая тактика и новые способы охоты, это как раз то, что даст шанс выживания в среде традиционных хищников. Наблюдения за дикой природой показывают, что традиционные хищники всегда имеют некую специализацию, выражающуюся в методах и способах охоты, а в зависимости от этого и специализирующихся на определённых видах своих жертв. При этом на той же территории где охотятся все традиционные хищники, все вместе взятые, есть виды, которые не являются ни чьим объектом охоты, по крайней мере, во взрослом состоянии. Это броненосцы, дикобразы, муравьеды и прочие. Особенность этих животных заключается в том, что в процессе эволюции они эволюционировали не в направлении способности быстро бегать, а вырабатывали какие-то защитные механизмы, которые защищали их от традиционных хищников. Для нового охотника не склонного долго и быстро бегать, но имеющего орудия охоты эти животные вполне могли стать его экологической нишей, и при этом не было необходимости конкурировать с традиционными хищниками. Это объясняет, почему именно в этот период от 5 до 1 миллиона лет назад исчезли все гигантские формы указанных животных. Причём, следует обратить внимание на то обстоятельство, что это произошло на всех континентах, включая и американские. Кроме этой, не видно ни каких других причин для исчезновения гигантских броненосцев и ленивцев на американских континентах, существовавших до этого многие миллионы лет.

Мы с вами, по-видимому, принадлежим к той эволюционной линии, кому тогда, в итоге, не повезло больше всех. Так как эволюция нашей линии происходила самыми быстрыми темпами, то, скорее всего, эта гонка началась не так давно, как это показывает, наше с шимпанзе, генетическое расхождение. То есть, гораздо ближе к нам, чем пять миллионов лет назад, и вполне возможно, что между началом гонки и нашим общим предком с шимпанзе, была одна из линий подросших охотников. Кроме этого, вполне возможно, что после начала нашей эволюционной гонки могли откалываться, в разные периоды, другие линии тех, кто во времена благоприятных климатических условий в их зоне ареала уходили в степь и снова становились охотниками. За то, что продолжительность эволюционной гонки примерно миллион лет, говорит тот факт, что параллельно с человеком образовались паразиты, которые часть времени паразитируют на пресноводных рыбах, а основным носителем для них является только человек.

Когда какая-то из эволюционных линий преуспевала в процессе эволюции, это сразу же должно было сказываться на расширении ареала обитания. То есть, вполне возможно, что в результате таких процессов ареалы различных линий перекрывались, и естественно в конкурентной борьбе выживал тот, кто был сильнее, выше ростом, и быстрее мог бегать. Именно это объясняет, почему ближе всех до нашего времени дожили самые крупные из них, неандертальцы. Их исчезновение датируется примерно двадцатью тысячами лет назад.

Из приведённых рассуждений, какие рекомендации можно дать специалистам. Прежде всего нужны масштабные исследования, центральной и северной части Африканского континента, геологами совместно с климатологами. Они должны как можно точнее показать, как на протяжении последних пяти миллионов лет менялся климат и русла рек. В этой информации надо искать те места, где случалось, что река текла в пустынной местности. За миллионы лет река может уйти за сотни километров и интересующее нас место сейчас может быть абсолютно неприметной точкой на карте. В таком месте раскопки первоначально следует вести в поисках залежей или куч состоящих из створок двустворчатых моллюсков. При нахождении подобных мест, уже на месте следует смотреть и думать, где бы они могли оставлять умерших.

На мой взгляд, так же будет целесообразно ещё раз проанализировать прежние находки. Если радиоуглеродный анализ и другие датировки дают возраст более миллиона лет, и при этом в округе нет куч из створок, то это скорее всего представитель одной из линий охотников. Так же хорошим показателем может быть возможность проанализировать степень различия между полами. Такое сильное различие свойственно только нам, и оно должно просматриваться на протяжении всего быстрого участка нашей эволюции. Кроме этого следует учитывать, что с ростом размеров тела, росло время беременности и время беспомощного возраста детей. Вплоть до двадцатого века женщины рожали детей на пределе своих биологических возможностей и семьи, где было более десяти детей, были обычными семьями. Это затрудняет перемещение и стимулирует развитие строительства каких-то укрытий или использование природных. То есть, места проживания именно наших предков должны отличаться от стоянок охотников, прежде всего, более обжитым видом, там должен быть больший культурный слой. Обустройство места жилья хоть в каком-то виде должно породить стремление сделать что-то подобное и для умерших. То есть, вполне возможно, что стремление хоронить возникло на самой ранней стадии эволюции. Находка отдельных костей, скорее всего, говорит о том, что это остатки тела брошенного охотника, а не нашего предка.

На мой взгляд, так же следует серьёзно рассмотреть вопрос поиска останков, представителей одной из параллельных нам эволюционных линий, на американских континентах. Ведь находят таких представителей на территории Китая, а при благоприятных климатических и геологических условиях они вполне могли оттуда попасть и на Аляску. Тем более, геологические исследования показывают, что перешеек между континентами исчезал и появлялся неоднократно. Их останки следует искать как раз в ареалах обитания животных подобных гигантским броненосцам и ленивцам, и в слоях датируемых временем их исчезновения. Кроме этого, в печати есть статьи, в которых утверждается, что действительно найдены останки, человекоподобных существ, и вот здесь не понятна позиция официальной науки, зачем смеяться и отрицать, не лучше ли будет самим провести масштабные исследования? Умничать и отстаивать общепринятую концепцию проще всего, гораздо труднее самому разобраться в истинном положении вещей и создать новую концепцию. Здесь как философ, я хочу напомнить специалистам, что теория может быть признана верной только в том случае если Вы сможете доказать полноту теории. То есть, Вам надо доказать, что нет фактов противоречащих Вашей теории. В данном случае, пока Вы сами не перелопатите оба Американских континента и не докажите всей полнотой проведённых исследований, что действительно там ничего нет, все Ваши теории будут всего лишь гипотезами.

Находки каменных орудий труда, датируемых возрастом много больше миллиона лет, говорят о том, что к моменту, когда наши предки стали узниками реки, скорее всего, они всё это уже имели и умели делать. Здесь следует подумать над тем, как могли измениться орудия труда и охоты при переходе к собиранию раковин и ловле рыбы. Если у реки текущей по пустыне стали жить охотники, то они первоначально занимались привычным делом и скорее всего сначала перебили всех крупных животных, бегемотов и крокодилов. Затем пошли в ход те, что помельче, черепахи и змеи. По видимому, путь человечества сразу же начался с небольших экологических катастроф. Когда перед нашими предками осталась только чистая гладь реки, вот тогда и настало время двустворчатых и рыбы.

Голая река в пустыне уникальна тем, что она может дать много пищи, для умеющего взять её из воды, и в тоже время, окружающие безмолвные просторы защищают от конкурентов. Это позволяет вести безмятежный и праздный образ жизни. Жизнь активных охотников не очень стимулирует интеллектуальное развитие. Вечная гонка и тяжелая походная жизнь стимулируют развитие, в первую очередь, инстинктов, и чем они лучше развиты, тем меньше нужна рассудочная деятельность. При ленивом образе жизни инстинкты совсем не нужны, зато такой образ жизни предоставляет много времени для игр. Как мы видим, на примере развития наших детей, интеллект ребёнка развивают именно игры. Игра это абсолютно иррациональное действо, но в силу своей иррациональности оно бесконечно разнообразно и требует непрерывного общения. То есть, когда исчезла необходимость использовать инстинкты и возникла острая нужда во всё более усложняющемся общении, именно с этого момента началось совершенствование речевых навыков и логического мышления. Отсюда можно сделать любопытный вывод, не труд создал человека, а игра, и двигателем эволюции была лень.

Это значит, что на местах проживания именно наших предков должно быть много ненужных вещей, смысл которых можно понять только как предмет какой-то игры. Там, где будут одни полезные вещи, то это, скорее всего, стоянка каких-то охотников, одной из параллельных эволюционных линий. Охотникам некогда играть, в тяжёлой походной жизни иррациональности губительны. А из этого можно сделать ещё один любопытный вывод, наш путь к рациональному пролегал через иррациональное.

Как известно, рано или поздно, золотой век кончается. Климатические условия меняются вновь, исчезает пустыня и нашим предкам снова приходится сталкиваться с конкурентной борьбой. Возможно такие колебания происходили много раз, но каждый раз, вновь приобретаемое качество не оставляло конкурентам никаких шансов. Получив огромное преимущество человек начал расширять ареал своего обитания и, прежде всего, именно по долинам рек. Рост численности, стимулировал этот процесс и он, по-видимому, длился до тех пор, пока была земля не занятая ни кем.

Начав осваивать различные климатические зоны, наши предки столкнулись с тем, что есть реки, где в воду не полезешь, холодно. Это и всё возрастающая численность явилось стимулом расширения экологической ниши. Так, в первую очередь, были съедены самые крупные, мамонты, шерстистые носороги, различные крупные парнокопытные. При этом их южные аналоги дожили до наших дней, как раз именно потому, что в южных широтах не было такой жесткой необходимости менять или расширять экологическую нишу.

Здесь, на мой взгляд, следует обратить внимание на следующие обстоятельства, исчезновение мамонтов и шерстистых носорогов датируется двадцатью тысячами лет назад, а исчезновение гигантских форм муравьедов и броненосцев датируется периодом более миллиона лет назад. При этом неандертальцы исчезли тоже двадцать тысяч лет назад, а наскальные рисунки на всей территории Евразии начали появляться опять же порядка полумиллиона лет назад. По оценкам специалистов, наш уровень интеллектуальных способностей был, достигнут около ста тысяч лет назад. Суммируя все факты, следует сделать вывод, что различные линии охотников в пределе давшие гигантов (для приматов) типа неандертальцев или «пекинского человека», первыми освоили почти всю планету, и это освоение произошло задолго до начала последнего и быстрого эволюционного этапа давшего человека. Но все они осваивали экологическую нишу охоты на медлительных и узких приспособленцев, не вступая в конкуренцию с традиционными хищниками. Эволюция от одной из линий охотников до человека протекала крайне стремительно, и как только у наших предков сформировался членораздельный язык, давший неоспоримое преимущество над всеми, наши предки освоили планету несравненно быстрее всех. Появление человека в Австралии датируется в пятьдесят тысяч лет назад, это, по-видимому, тот срок, к которому человек освоил все южные и климатически благоприятные районы Евразии. Многометровые кучи двустворчатых в районе Владивостока уже датируются именно двадцатью тысячами лет назад. То есть, это, по-видимому, тот срок, когда человек активно начал осваивать северные широты, и, скорее всего, именно тогда, под ударами наших предков, окончательно исчезли все наши параллельные эволюционные линии, мамонты и многие другие крупные виды животных. Человек шел не как представитель определённой экологической ниши, а как абсолютный охотник, где предметом его охоты могли стать даже традиционные хищники, не говоря уже обо всех остальных.

Исходя из приведённых рассуждений, наш путь к разумному началу, видится примерно следующим. Благоприятные климатические условия на Африканском континенте, сложившиеся примерно пять миллионов лет назад, позволили нашему общему предку с шимпанзе освоить почти весь континент. Расширение ареала сопровождалось ростом численности вида. Последующие ухудшения климата на обширных частях огромного ареала вынуждали местные популяции эволюционировать в направлении увеличения роста, развития прямохождения и перехода к образу жизни охотников. Тяжёлые условия и потребности охоты, при отсутствии тех природных данных присущих исконным хищникам, стимулировали развитие памяти, как основного инструмента в конкурентной борьбе. Эволюционная ставка сделанная на развитие памяти расширила возможности обучения на примере. Это позволяло отдельные случайные находки делать достоянием всех, но при отсутствии языка и возможности речевого общения развитие и совершенствование каменных орудий шло крайне медленно, на протяжении миллионов лет. На рубеже порядка миллиона лет назад, одна из линий охотников, находившаяся в самых неблагоприятных условиях, и в силу этого приобретшая наибольший рост и силу, оказалась прижатой пустыней к реке. Конкурентная борьба закончилась тем, что эта популяция приматов уничтожила всех и была вынуждена искать пропитание в глубинах реки. Находка в виде двустворчатых моллюсков спасла положение, а окружающее безмолвие позволило вести безмятежный образ жизни. При этом общение с рекой продолжило стимулировать прямохождение, увеличение роста, веса, жировой прослойки, потерю волосяного покрова, и как следствие увеличение продолжительности жизни. А это всё, в свою очередь, вело к увеличению срока беременности и срока детской беспомощности, что связывало самок и вынуждало вести разный образ жизни для разных полов. Опасности, таившиеся в реке, порождали интенсивный естественный отбор именно по линии самцов, что явилось причиной ещё большего различия между полами, включая и уровень психики. Так как потребности жизни не могли заполнить весь день, а достигнутый уровень развития требовал, чтобы весь день был наполнен событиями, то возникший вакуум заполняли игры. Развитие и совершенствование игр предполагает создание правил, возникает потребность в счёте и общении. Что опять же стимулирует развитие памяти, но при этом уже возникает потребность одновременно запоминать и чётко соотносить между собой определённые ситуации с определёнными звуками. Это стимулирует развитие голосового аппарата и одновременно с этим создаёт зачатки языка. То есть, язык, в своей сущности, это есть наша способность запомнить ситуацию и звук одновременно, и запомнить связь между ними, а в дальнейшем уметь соотносить одно с другим. Биологическое совершенствование, вызванное рекой, с одной стороны, и биологическое совершенствование, вызванное игрой, с другой стороны, породило именно такую физиологию нашего тела. Потребности игры, вместе с этим, породили язык, который, развиваясь, передавался из поколения в поколение. Возникшая, благодаря языку, способность к бесконечно сложному поведению, по времени это примерно сто тысяч лет назад, смогла противостоять не только всему животному миру, но всем обстоятельствам жизни. Вот в итоге, мы и пришли в этот мир. Играючи и с легкостью мы освоили всю планету, а дальше началась наша социальная эволюция, как конкурентная борьба с себе подобными.

Здесь я хотел бы поднять вопрос об опасности закостенелости в науке. Мы, как человечество, будем иметь тем выше шанс на выживание, чем более адекватными будут наши знания об окружающем нас мире. Мы, как цивилизация, очень молоды. Цепляться за привычные концепции вопреки фактам не нужно ни когда, и тем более не в нашем положении. Большинство наших знаний, на данный момент, можно признать всего лишь как грубое приближение к истине, причём, насколько оно грубое мы даже не знаем. Из данной попытки проанализировать и соотнести между собой различные факты следует, что рассматриваемый процесс гораздо сложнее и ни как не вписывается в простоё утверждение о том, что труд создал человека. Надо ещё разобраться в том, какого характера был этот труд и только ли одного человека он создал? Здесь, исходя из своего понимания данных даваемых различными специалистами, я привёл следующую хронологию. Пять миллионов лет назад общая предковая форма с шимпанзе, при изменении климатических условий не погибает, а даёт начало новым эволюционным линиям охотников, отдельные из которых доживают вплоть до недавнего времени. Миллион лет назад начинается очень быстрая эволюция одной из этих линий, в связи с вынужденным переходом на питание двустворчатыми моллюсками.

При этом вполне возможно, что на этом этапе от нашей эволюционной линии образовывались новые линии. В пользу этого говорит следующий факт. На рубеже пять – семь тысяч лет до нашей эры, на всей планете, отмечается резкая деградация неолитической культуры, и только после всеобщего упадка возникают первые цивилизации, начавшие наш исторический путь развития. При этом именно к ним восходят легенды о погибших цивилизациях, вспомните Атлантиду. Причём здесь есть интересный момент, упадок сопровождается резкой сменой буквально во всём, начиная от росписи керамики и кончая способом захоронения. Вот здесь я хочу предположить, что все неолитические цивилизации принадлежали не нашим предкам, а одной или нескольким параллельным эволюционным линиям, отколовшимся от нас на этапе нашей быстрой эволюции. То есть, мне видится следующий сценарий развития событий на заключительном этапе. Заключительный этап, это последние сто тысяч лет. Примерно в это время наши непосредственные предки продолжают жить по берегам Африканских рек, а часть, тогда одной эволюционной линии, в силу каких-то местных причин начинает осваивать просторы всей планеты. И возможно, что именно они уничтожили все эволюционные линии охотников, включая неандертальцев, и включая охотников на Американских континентах. Примерно семь тысяч лет до нашей эры уже наши предки начинают осваивать планету и под их ударами к пятому тысячелетию до нашей эры исчезают все наши ближайшие родственники на всех континентах. А может быть и не все, здесь как посмотреть на всё это. Вполне возможно, что из-за очень большой биологической близости они были частично ассимилированы последней версией в издательстве матушки природы. Тогда становится понятным почему, например, Австралия заселена пятьдесят тысяч лет назад, и при этом аборигены Австралии с одной стороны имеют такое же физиологическое строение как у других народов, но при этом так разительно отличны внешне и по языку. То же относится и к папуасам Новой Гвинеи. Кроме этого есть представители койсанских языков. Их языки не вписываются во все остальные даже на фонетическом уровне. При этом представители Бушменов в сравнении со всеми окружающими народами имеют явные физиологические отличия, вплоть до разного количества мышц. А ещё, примерно там же, есть самые маленькие из нас, Пигмеи.

На мой взгляд, современная наука просто боится касаться всех этих вопросов, и причина такого положения дел заключается в том, что в своё время человечество очень больно обожглось на расизме. Замалчивание и не желание разбираться в истинном положении вещей играет только на руку расизму и продлевает его жизнь, для мракобесия питательной средой являются, как раз, именно не знание и недомолвки. Я считаю, что для того, чтобы выйти из этого порочного круга необходимо переформулировать понятие человека. Сейчас мы определяем человека как существо, наделённое интеллектом, или способного к рассудочной деятельности. При этом исподтишка подразумевается, что это существо имеет вполне определённую генетику установленную в лучших лабораториях мира, читай американских. Реальная опасность как раз и заключается в узости формулировки. Желание единства во всем порождает страх перед реальным многообразием, а это в свою очередь лишает нас возможности не то, что познать, даже приблизиться к истине. Я думаю, понятие человека следует сформулировать следующим образом, человек это существо, имеющее естественное биологическое происхождение на планете Земля, во всех своих эволюционных проявлениях, и имеющий членораздельный язык. То есть, человек это тот, кто имеет способность к языку, и при этом не важно данная способность реализовалась у какого-то конкретного человека, или нет, а какова при этом физиология, вообще не имеет ни какого значения. Только при таком подходе мы сможем спокойно разобраться сами в себе.

Кроме всего этого генетические исследования, проведённые по всему миру, показали, что 95 процентов нашего генетического разнообразия проживает в экваториальной Африке, а вся остальная Африка и все остальные континенты, это остальные всего лишь 5 процентов. Если попытаться соотнести этот последний факт со всеми предыдущими рассуждениями, то при взгляде на географическую карту можно сделать следующее предположение. Этап нашей быстрой эволюции проходил на берегах Нила. Верховья этой реки начинаются как раз в экваториальной Африке, большая часть реки течет по пустыне вплоть до средиземного моря. Если мы, как биологически вид формировались на берегах Нила, тогда данный факт получает вполне логичное объяснение. Пустыня, окружающая устье реки, низовья и среднюю часть, препятствовала регулярному распространению на другие континенты, а верховья реки, начинающиеся с озёр, сразу ведут в разветвленные речные системы. На берегах пустынного Нила наши предки были вынуждены вести образ жизни ныряльщиков за раковинами двустворчатых. Такой образ жизни и был причиной нашей быстрой эволюции сделавшей нас так разительно отличными от всех остальных приматов. Но когда возникало перенаселение, то это стимулировало исход части популяции в экваториальную Африку. Переселенцы попадали сразу же в принципиально иные условия. Да, кругом были реки, но они были заросшими тропическими лесами. Разнообразие пищи, которое предоставляла окружающая природа, делало ненужным поиск пищи исключительно в воде. Это сразу же ведёт к смене образа жизни, среды обитания, диеты, и прежнее направление эволюции резко останавливается. С этого момента начинается эволюционное расхождение между теми, кто ушёл, и теми, кто остался. Если такие исходы происходили довольно регулярно и через небольшое число поколений, то тогда, каждая последующая волна накрывала и ассимилировала предыдущую волну. Ассимиляция была возможна из-за незначительности различий между последовательными волнами, но в то же время такая регулярная подпитка делала двойную работу. С одной стороны она обеспечивала сохранение биологического единства вида, с другой стороны именно в районе экваториальной Африки шло поэтапное смешение и сохранение всех предковых генов на свежем материале.

Для проверки такого предположения, по-видимому, следует проследить все изменения русла Нила на протяжении последнего миллиона лет. Продолжительные климатические изменения могут подсказать начало периода нашей быстрой эволюции, соответственно в этих слоях и выше, и нужно искать. На местности, в первую очередь следует обратить внимание на те участки, где река когда-то имела максимальный изгиб, а затем только уходила из данной местности. Когда река постепенно уходила, то наши предки естественно, также постепенно следовали за ней, но благодаря тому, что река больше не возвращалась, культурные слои должны сохраниться. И, конечно же, первой ориентировкой должны быть спрессованные слои из раковин двустворчатых моллюсков.

Далее следует вопрос, что явилось причиной прервавшей привычный ход событий, и заставившей наших предков начать экспансию всей планеты? На мой взгляд, такой причиной могло стать только начало стремительного развития языка. Здесь надо учесть, то обстоятельство, что при естественном развитии резкие изменения ведут только к уродствам.

Дети отличаются от родителей, но только чуть-чуть. А вот скорость развития языка может колебаться в очень больших пределах. По мере эволюции шло накопление наших биологических возможностей, параллельно с этим шло усложнение нашего поведения и естественно вместе со всем этим, тоже параллельно шло развитие и усложнение средства общения. Но если биологическая эволюция позволяет только плавное изменение, то в процессе развития языка действуют совершенно иные законы. Развитие языка от простого обозначения предметов и действий неизбежно должно было привести к образованию некоего структурирования языка, которое в свою очередь рождает парадигму новых понятий. Причём, понятия предполагаются из парадигмы автоматически. Например, возникновение возможности какого-либо склонения сразу же приводит к тому, что для носителя языка количество слов удваивается. Он сразу же получает к прежним словам ещё и дополнительный вариант, предоставляемый данной возможностью склонения. То есть, в отличие от биологической эволюции, эволюция языка может происходить взрывоподобным образом. Такие резкие изменения в языке, так же резко меняют сознание, поведение и мироощущение носителей языка. По-видимому, именно новое мироощущение явилось той причиной, которая переборола природную лень, пробудила в наших предках любознательность, бездну амбиций, и конечно именно в этот момент матушка природа сказала «ой», но было уже поздно, мы уже вошли в это мир, сокрушая всё на своём пути, что нам препятствовало.

Читая статьи антропологов проводивших раскопки, первое, что бросается в глаза, это то, что в основе выбора места раскопок лежит, в основном какая-та одна идея, а не логическое соотнесение всей совокупности фактов. Предлагая свой взгляд на проблему, я пытаюсь предложить систему поиска артефактов, опирающуюся на более широкий круг фактов. Если предлагаемые рассуждения верны хотя бы отчасти, то это должно дать результаты, которые позволят уточнить многое, и дать много информации для специалистов в смежных областях. Например, если подтвердится, что в седьмом тысячелетии до нашей эры был не просто упадок культур, а именно смена нашей эволюционной линией всех предыдущих, то это даст точку начала развития языка, как единой структурно связанной системы. Что очень сильно облегчит жизнь специалистам, занимающимся вопросами происхождения языка. Ведь с точки зрения их предмета, при экстраполяции в прошлое, язык сходит, почти на нет, именно к этому моменту времени.

Есть ещё один, всем хорошо известный факт, согласно Библии сотворение мира приходится как раз на пятое тысячелетие до нашей эры. Здесь, как философ, я хотел бы обратить внимание специалистов на следующее. Чисто придуманная сказка, это как у Андерсена или других сказочников, то есть, в сюжете прослеживается судьба какого-то конкретного героя, и всё. Легенда или предание, как правело тоже, в первую очередь ведёт чью-то судьбу, но с привязкой ко времени и с претензией на реальность. Легенда выглядит как художественное произведение, но за внешней сказочностью могут скрываться реальные события, изложенные самым причудливым образом в силу разных причин. Например, легенда об Атлантиде, вполне может отражать факт уничтожения нашими буйными и непосредственными предками какой-нибудь, тихо и мирно жившей неолитической культуры из одной параллельной нам эволюционной ветви. А версия о том, что её поглотил океан, возникла, как желание прилично выглядеть в глазах потомков. Ну, как скажешь внуку, что резал и убивал только за то, что они были немного другими. Другой пример, стоило прочитать легенду о Трое буквально, и город сразу же нашёлся. Происхождение первых святых писаний не может быть чистой выдумкой, не тот стиль. Скорее всего, с появлением письменности люди сразу же попытались сохранить устные придания предков, а святые писания появились позже как сборники таких записей в вольном изложении. То есть, причина их происхождения это реальные факты, а то в каком виде они дошли до нас, это другой вопрос. Здесь я хочу предположить следующее, Библия, дающая нам дату сотворения мира, отражает факт самоосознания нашими предками себя не только в мире, но и во времени. Как только мы осознали себя во времени, так только и именно с этого момента у нас появилась возможность вести отсчёт и следить за временем. Коллективная память могла потерять точность годам и векам, но порядок точности тысячелетиям, всё же сохранила.

В пользу такого предположения косвенно говорят следующие факты. Палеолитические культуры охотников, существовавшие 1,5 – 0,5 миллиона лет назад, на протяжении миллиона лет смогли добиться только того, что научились немного лучше обрабатывать камень. Чего достигли мы, всего лишь за какие-то семь тысяч лет нашего исторического пути развития, объяснять не надо. Такая потрясающая разница в результатах может иметь объяснение только в принципиальной разнице в интеллектуальном развитии. Различные специалисты показали, что они во всех отношениях были ближе к нам, чем к шимпанзе, и они не могли быть такими молчунами как последние. Сам образ их жизни говорит о том, что это вполне осознанное и довольно расчётливое не просто поведение, а именно ведение определённого хозяйственного образы жизни. У них были более или менее обустроенные стоянки, орудия труда и охоты, они хоронили умерших, и при этом жили, почти ни чего не меняя, на протяжении целого миллиона лет. Их нельзя признать животными, они жили явно осознанно, но их осознание, по-видимому, ограничивалось осознанием только в мире, но не во времени. Например, физика, как наука в принципе не возможна без понятия времени. Без этого понятия невозможны такие основополагающие понятия как скорость, процесс, изменение, мечта и многие другие. Если мы взглянем на языки народов мира, то мы можем найти язык без имён существительных, без прилагательных ещё больше. Как бы не были экзотичны различные языки, нет языка без категории времени. Возможно время, это та категория, и то понятие, возникновение которого явилось причиной резкого рывка в развитии языка, и в качественно ином направлении. Язык сам в себе несёт огромную сумму знаний и ребёнку научившемуся говорить очень многое нет необходимости объяснять, для него это естественно. Он ни когда не станет утверждать, что вода сухая, и именно потому, что сам язык указывает ему, что понятие воды имеет связь с понятием мокрый. Язык это не только совокупность понятий, и не только структурная организация, это ещё и система взаимосвязей, то есть знаний. Скромные достижения палеолитических культур, говорят о том, что их языки, как система знаний были так же скромны. Скорее всего, это были, если так можно сказать, предметно непосредственные языки, то есть, что-то типа нашего: “дай это”, “возьми то”, “подержи там”, “положи туда”. Конечно же, были имена для всего окружающего предметного мира. Среди обезьян есть виды, которые, например, видя змею, всегда издают один и тот же, четко различимый звук, который абсолютно правильно понимают все члены стаи. То есть, способность к именованию присуща приматам, и естественно это было элементарно для таких более развитых существ. Они выделились из мира животных тем, что они не были молчунами, но их предметный язык не позволял им выйти за круг сиюминутной нужды.

Только мечта способна пробудить амбиции, и побудить взяться за неизведанное.

Здесь можно вспомнить, что письменность впервые появилась в Египте, то есть, всё на тех же берегах Нила, и произошло это в четвёртом тысячелетии до нашей эры. Мне этот факт не кажется случайным, ведь Египтянам не приходилось тратить время на освоение новых земель, и только для них кругом были земли кем-то занятые. А для первопроходцев ситуация была иной, для них земля всегда ничья, пока они не встретятся с другими первопроходцами. Пока другие народы осваивали просторы планеты и наслаждались свободой, только Египтяне были вынуждены испытать горький опыт внутренних войн, который породил государство со всеми его атрибутами. Если задаться вопросом, сколько времени необходимо, что бы в первом возникшем государстве, возникла бюрократия, то ответ очевиден, ни сколько, она возникает автоматически сразу же и сама собой. А если учесть, что для бюрократии всегда и везде самой животрепещущей заботой было то, как отчитаться о якобы проделанной работе, то изобретение письменности было делом, явно не долгим. Между седьмым и четвёртым тысячелетиями дистанция всего в при тысячелетия, можно сказать, что первые записи велись по свежим следам.

Такие выводы кажутся не реальными, с точки зрения, что, слишком уж быстро происходили события в последний момент, с привычной точки зрения. То есть, получается, что безмятежно жили сотни тысяч лет, а девять тысяч лет назад, вроде как проснулись, и началось. Да, оно вроде так, но в пользу именно таких выводов говорит следующее соображение. Поведение определяется сознанием и никогда наоборот. Узость сознания это абсолютная клетка, только качественное изменение сознания может изменить всё. Если наши предки к седьмому тысячелетию до нашей эры приобрели язык, пусть в архаичном виде, но качественно аналогичный современным, то спрашивается, почему они должны быть менее расторопными, чем мы сейчас? Я думаю, они так же прекрасно, как и мы, сейчас, мысленно абстрагировали, вели счёт, планировали и предполагали. Ведь не зря Евклид, в своих началах, пишет, что он очень многое взял из текстов древних. Он жил 2,5 тысячи лет назад, а древними обычно считают тех, до кого счет ведётся тысячелетиями. По поводу нашего расового расхождения могу заметить, что генетически оно незаметно и отражается в тех последних по происхождению генах, которые отвечают за индивидуальную особенность человека. Эти гены крайне изменчивы и очень эффективны с внешней точки зрения, но они ни чего не меняют, по сути. Наглядным примером может быть то, что мы сделали с волком, превратив его в собаку. Матушка природа, по-видимому, сделала с нами то же самое, расселяя нас по планете в разное время, и смешивая между собой, разные волны переселенцев.

В заключении хочу сказать, что затронутая тема это огромное множество очень сложным образом взаимосвязанных сущностей, тенденций, обстоятельств и фактов. Степень нашего приближения к истине будет зависеть от того, как полно мы соотнесём между собой всё значимое, и конечно от того, как добросовестно будем работать, а работы по этой теме, непочатый край.

Апокалипсис
Атеизм
Будущее экономики
В круге втором
Вера
Гравитация
Границы жизни
Демократия
Добро и зло
Дух
Душа
Знание
Идеализм
Идеальный вариатор
Идеальный движитель
Идея
Интеллект
Искусство
Истина и бытие
Культура
Логика
Логика истории
Любовь
Материя
Мегалиты
Механика
Мораль
Наска
Натуральная философия
Наука
Начала математики
Начала экономики
Общественная проказа
Общество
Парменид
Предел греха
Прогресс
Пути дороги
Руны
Свобода
Свобода и бардак
Слова древних
Смысл жизни
Совесть
Современная философия
Суждения - по видимому
Сущность власти
Термоядерный реактор
Философия
Честность
Честь
Цена правды
Язык

Вершинин Эдуард
  Константинович

Рейтинг@Mail.ru